?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Мой подарок читателям - вынесенная из-под огня pay-wall'a статья Кати Шульман на Республике. На мой взгляд, очень хорошая, с объяснением некоторых тонких моментов.
=Главный результат 2016 года для российского социума – трансформация общественных запросов и разворот интереса общества к внутренним социально-экономическим проблемам. Такие длительные процессы не укладываются в календарные рамки – эта трансформация началась не в 2016 году, и закончится не в 2016-м и не в 2017-м.

Разворот настроений, фиксируемый социологами, конечно, вызван кризисом и прежде всего новым для нас явлением – снижением реальных располагаемых доходов населения. Это действительно новость: мы привыкли говорить, что у нас много бедных, столько-то людей живет за чертой бедности. Но для настроений людей имеют значение не абсолютные цифры, кто сколько получает, а изменение тенденции. Ведь люди, во-первых, сравнивают себя с соседом, со своей референтной группой, во-вторых, сравнивают себя сегодняшних с собой вчерашними.

До этого в течение 15 лет у нас шел рост доходов (хотя из этого и не следует, что люди стали богаты). В этой тенденции была пауза в течение 2008–2009-го годов, потом рост возобновился. Его во многом съедала инфляция, но он все равно присутствовал. А начиная с конца 2014 года происходит снижение. Ставшее уже привычным ощущение, что есть какая-то позитивная динамика, сменилось ощущением динамики негативной, причем она длится уже два года и перспектив изменения тренда не видать.

Из этого делали два противоположных вывода: либо что люди начнут возмущаться существующим политическим устройством и демонстрировать протестное поведение, либо что протестного поведения не будет демонстрировать никто, а люди адаптируются. На самом деле и то и другое – некоторое огрубление. Люди действительно адаптируются, и это разумная тактика в таком положении. Но общественный запрос меняется. Людей начинает все больше и больше интересовать то, что происходит в сфере, которая их непосредственно касается.

Разочарование в компетентности
К чему это может привести? Когда дела в стране идут неплохо, естественно, что ответственность за эти дела, а значит и власть, делегируются тем, кто знает, как ими заниматься. Когда же дела очевидно идут нехорошо, в выгоде и пользе этого делегирования начинают сомневаться. Это видно даже из опросов. Растет число тех, кто на довольно туманный вопрос «считаете ли вы, что в стране все движется правильно?» (Левада-центр регулярно задает его именно в такой формулировке), отвечают: нет, неправильно, дела идут не так.

В этой связи стоит вспомнить прошлогоднюю статью, в которой Сергей Гуриев и Дэниел Трейсман объясняют, каким образом современные авторитарные и полуавторитарные политические лидеры поддерживают свою легитимность. Там выдвигается теория достаточной компетентности. Что это такое?

Есть революционные лидеры, и их тип легитимации – революционный, или харизматический, по образцу Уго Чавеса или Кастро. Им для поддержания своей легитимности необходимо все время демонстрировать победы над врагами, реальными и воображаемыми, или успехи, реальные и воображаемые. Чтобы все время подтверждать вот эту свою харизматичную, революционную легитимность, они должны идти от победы к победе.

В новых формах смешанного полуавторитаризма, как утверждают Гуриев и Трейсман, для поддержания легитимности в глазах граждан уже не нужно показывать никаких побед, а нужно лишь поддерживать и создавать ощущение «достаточной компетентности». Граждане должны верить, что власть скорее справляется со своей работой, чем не справляется. Для этого никогда не скрываются трудности, наоборот, они подчеркиваются. То есть говорится: да, у нас кризис, да, санкции, нас окружили кольцом врагов, плохая внешнеэкономическая конъюнктура. Но смотрите, мы же не умерли с голоду, не развалились на части, мы как-то справляемся.

Это и есть та самая достаточная компетентность. Пока в головах людей она присутствует, у власти будет легитимность даже при плохих экономических результатах. Именно поэтому нет протестов, считают Гуриев и Трейсман. Не только из-за репрессивного законодательства и аппарата принуждения, хотя это тоже важно: повышение цены протеста – один из эффективных методов снижения протестной активности. Но и из-за того, что люди считают: власти как-то работают, и вроде как ничего, справляются.

Когда осязаемая часть граждан начинает думать, что власть – это не решение, а проблема, что она не помогает им справиться с тяжелым кризисом, а углубляет его, тогда – а не просто от ухудшения уровня жизни – основание этой легитимности начинает проседать. Особенно это касается несвободных политических систем, где нет возможности трансформировать настроение в политическое действие (или это действие будет очень дорого тебе стоить). В таких системах прямой связи «стали хуже жить – разлюбили правительство» не наблюдается. Но сказать, что от экономических результатов мнение людей о власти вообще не зависит, тоже нельзя. Эта связь есть, просто она не такая линейная и растянута во времени.

Разочарование, уныние и депрессивно-апатичные настроения проявили себя очень ярко во время парламентской кампании. Они совершенно не были угаданы, судя по всему, нашим политическим менеджментом, который боялся слишком высокой явки недовольного электората и занимался усушкой этой явки. А оказалось, что бояться надо не этого – все городские территории, все среднерусские области просто не пришли. Эти настроения, выражаемые в отказе участвовать в выборах, на самом деле не так безобидны, как может показаться: они медленно подмывают эту базу легитимности, особенно на фоне желания продемонстрировать пост-крымский консенсус, чрезвычайное единство власти и народа. В условиях, когда люди никаким действием эту поддержку не выражают, а только отвечают в соцопросах так, как от них ожидают, демонстрировать это все труднее.

В результате итоги выборов были сделаны территориями, которые добиваются нужных цифр своими методами, без особенного участия избирателей. Это довольно опасная ситуация, она ставит федеральный центр в зависимость от этих территорий и перекашивает состав Государственной Думы, в которой эти регионы получили гораздо больше мандатов. И это ставит главную проблему-2018, потому что президентские выборы таким образом провести можно, но опасно. Думаю, что они их так и проведут, потому что ничего другого не придумают. И это будет проблема.

Сможет ли система скорректироваться?
Вторая важная тема в развороте настроений – рост внимания к социально-экономической проблематике. Казалось бы, ничего нового тут нет: когда «Левада» или ВЦИОМ задают вопрос «Какие проблемы вас волнуют», все последние 20 лет первая тройка будет одинаковой: там будет инфляция, цены на еду и ЖКХ, и никогда не было и не будет величия Россия, приращения территорий, борьбы с внешними врагами. Тем не менее, сейчас видно, что людей не просто не очень сильно интересует внешнеполитическая повестка, а она, судя по всему, их раздражает. Не потому, что они не радуются величию России, они ему радуются, а потому, что для них приоритетными, насущными, не просто важными, а актуальными становятся другие проблемы, и они видят, что ресурсы расходуются не в соответствии с их расстановкой приоритетов.

Этот запрос, который в последнее время стали формулировать как запрос на справедливость, включает в себя и запрос на справедливое распределение ресурсов. Идея, что у нас больницы закрывают, а мы в это время неизвестно где неизвестно кого бомбим, – она присутствует и вызывает глухое раздражение от видимой неадекватности руководства: мы тут про одно, а они совсем про другое.

Это очень похоже на американские и европейские настроения, которые привели к так называемым «неожиданным» результатам выборов этого года. Элиты –про Фому, а граждане – про Ерему. И им негде встретиться и поговорить друг с другом, потому что они друг друга совершенно не слышат. Если такое явление возможно в демократиях, то оно уж тем более характерно будет для закрытой политической системы, в которой аппарат управления намеренно изолируется от социума, воспринимает его как враждебный и не желает с ним никак особенно коммуницировать. Беда в том, что в открытых системах, где каналы обратной связи работают, эти настроения можно канализовать в мирное, легальное политическое действие – голосование на выборах. Этим результатам можно потом ужасаться сколько угодно, но это все равно мирный политический процесс, предполагающий коррекцию курса после прихода новой партии или нового лидера. Это мирная и даже не очень затратная трансформация.

У нас все сложнее. Но и у нас властная машина пытается слышать, что происходит у людей в головах. Она пытается узнать это разными методами – проводит секретные опросы, пытается использовать с этой целью «прямые линии». Очень характерной была фраза Пескова о том, что «прямая линия с Президентом – это лучший вид соцопроса». В этом высказывании, во-первых, слышно стремление иметь хоть какой-то соцопрос, а во-вторых – непонимание того, что в линии участвуют специально выбранные люди, выборка не репрезентативна, и это не соцопрос, а просто парад жалоб. Но им хочется иметь какой-то соцопрос, которому можно верить.

Как у нас происходит взаимная адаптация власти и социума? В демократиях это происходит после выборов: есть желания людей, они в соответствии с ними выбирают из предложенного ассортимента. Те, кто в результате получают мандаты, начинают проводить заказанную политику.

У нас все наоборот. До выборов, результат которых должен быть таким, как заказано, власть пытается заранее стать этим новым кандидатом и ответить на то, что людям надо. Поэтому коррекция курса происходит до выборов. Все упражнения нового руководства Администрации президента, вся проектная активность власти в целом, писание программ реформ – все это попытки скорректироваться до выборов, чтобы их результаты были такими, как надо.

Это лучше, чем ничего. Демократический способ лучше, дешевле и адекватнее, это гораздо более тонкая настройка на общественные запросы. Но наш метод лучше, чем вообще никакого. Что выйдет из попыток системы скорректироваться, это большой вопрос, потому что система может измениться только настолько, насколько она может. Она не может глубоко реформировать самое себя, отрезать сама себе важные части тела. И все же повестка-2017, хотя и не будет формулироваться в таком виде, по сути будет попыткой скорректироваться, оставшись по сути такой же, попыткой ответить на общественный запрос, не давая возможности ответить на него кому-то другому в условиях политической конкуренции.

Дальше начинаются сложности. Например, когда мы говорим о том, что хорошо бы притушить нашу внешнеполитическую активность, потому что денег нет, а людей это раздражает, мы должны учитывать, что эта активность не притушивается усилием воли – не стоит абсолютизировать ничью персональную политическую власть. Есть группы интересов, сидящие на соответствующих бюджетах, которые заинтересованы в продолжении «политики войны». Это могущественные члены нашей властвующей элиты – ВПК, Министерство обороны, члены Совет Безопасности. Сказать: «все, ребята, извините, мы сворачиваемся», не получится: им надо это чем-то компенсировать. Придумыванием выхода из этой ситуации и будет заполнен 2017 год.

Важной темой будущих двух лет будет все, что касается образования и здравоохранения. В этой области виден очень опасный, радикальный разрыв между властной и общественной повестками. Для людей это становится все более и более важным, во-первых, потому что население стареет (а для нас, учитывая низкую продолжительность жизни мужчин, это означает рост доли женщин), а во-вторых – из-за развившегося в последние годы культа детей и восприятия людьми своей родительской роли как социальной и даже частично политической. И одновременно именно в области образования и здравоохранения происходит массовый сброс государством своих обязательств. Более несчастливого совпадения невозможно себе представить, с рассогласованностью этих двух повесток что-то надо делать, потому что это людей очень сильно раздражает. Они не понимают, почему государство себя таким образом ведет. А государство ничего не объясняет, даже обещаний никаких не дает.

С одной стороны, вроде как повторяется ситуация 90-х на новом уровне: денег нет, занимайтесь сами, как хотите. С другой стороны, в 90-е государство не содержало эти сферы, но оно их и не контролировало. Тогда оно говорило: «Денег не дам, зарабатывай чем хочешь», а сейчас – «Денег не дам, но посажу». Образовательные и здравоохранительные учреждения находятся на очень плотном контроле следственных органов и прокуратуры, которые по любому поводу туда приходят. При этом денег не дают. Это невозможное положение. Оно должно будет каким-то образом измениться. Нельзя одновременно и не кормить, и на веревке держать. Один из возможных вариантов изменений – входящее в ряде околовластных реформаторских планов делегирование части государственных функций в социальной сфере бизнесу и «третьему сектору» – некоммерческим организациям. Но для этого правила в этой сфере должны быть очень сильно либерализованы. Это тоже трудно, потому что контроль, надзор и репрессии – это хлеб могущественной властной группы проверяющих, которых за последние годы расплодилось чрезвычайно много. Их надо будет на что-то перенаправить, а это не так просто

Системе очень трудно реформировать самое себя, но она вынуждена это будет делать, потому что ее ресурс сжимается, и потому что она вынуждена худо-бедно подстраиваться под запросы общества. Она могла бы быть автономна, если бы у нее, как в 2000-е годы, были свои собственные источники доходов, но сейчас их уже нет. Если вы добываете деньги из граждан, а не из нефти, вы вынуждены с гражданами больше считаться. Система это еще очень плохо понимает, она не привыкла действовать в таком модусе, и не знает, что с этим делать. Следующие два года она будет пытаться этому учиться.

Comments

( 18 comments — Leave a comment )
old_greeb
Jan. 1st, 2017 02:04 pm (UTC)
Шульман умница. Посмотрим, как именно будет система учиться в ближайшие два года. Мне кажется, что никак - она этого не умеет.
persona_grata
Jan. 1st, 2017 02:07 pm (UTC)
Нам же лучше)
old_greeb
Jan. 1st, 2017 02:18 pm (UTC)
Не совсем. Мне кажется, есть шанс, что система сменится на кастро-чавесовскую (в терминологии автора). Борьба за борьбу против всего враждебного мира, кто хочет лечиться - нытик, кто хочет жрать - шкурник, и все они льют мельницу на воду врагов.
old_greeb
Jan. 1st, 2017 02:19 pm (UTC)
Так им проще, чем учиться.
persona_grata
Jan. 1st, 2017 02:23 pm (UTC)
Им-то, вестимо, проще, но и в 2011 им было проще сказать "мы тут с Димой подумали и решили, а вас, дорогие граждане, здесь не стояло, козлы нах*й".
Но граждане не согласились. Их, конечно, окоротили, но, как Катя справедливо замечает, тогда были другие ресурсы, кроме карманов этих граждан.
old_greeb
Jan. 1st, 2017 02:28 pm (UTC)
Ресурсов тут нужно два: геббельс-ТВ и нагайка. Эти ресурсы кормить надо - но справятся.
Впрочем, я всегда был пессимистом.
persona_grata
Jan. 1st, 2017 02:44 pm (UTC)
Я тоже довольно пессимистично на всё смотрю... но всё же корову нельзя бесконечно меньше кормить и больше доить. На чем-то хозяин должен обломаться, плюс чёрные лебеди так и вьются, так и вьются над плешивой головой...
persona_grata
Jan. 1st, 2017 02:21 pm (UTC)
мне кажется, уже не прокатит. С этого начинать надо, а когда приходится этим заканчивать, утратив доверие, - это уже эпик фейл.
livejournal
Jan. 1st, 2017 02:41 pm (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal центрального региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
enter_pretty
Jan. 2nd, 2017 06:56 am (UTC)
Статья просто отличная - глубокий анализ, тонкие наблюдения. И созвучно моим ощущениям. Единственное что, у меня также есть ощущение, что если центральная власть в системе и будет пытаться реформировать себя, но регионы уже пошли вразнос и становятся невменяемыми. Отсюда эти жуткие тенденции с "боярышником", маразматическими запретами "Иисуса Христа" и выступления против завода презервативов. Состояние же сознания населения напрямую сигнализирует о том, что уровень деградации на местах просто удручающий. Ну и власти там таковы же, они же не с Марса прилетели... И по-моему, центральная часть системы уже мало влияет на регионы.
persona_grata
Jan. 2nd, 2017 07:02 am (UTC)
Я не устаю повторять, - каждому по вере его. Или более народным языком - за что боролись, на то и напоролись.
Это я про центральную власть.


Edited at 2017-01-02 07:05 am (UTC)
enter_pretty
Jan. 2nd, 2017 07:17 am (UTC)
Хотелось избежать дальнейшего развала территориального, но.... я уже давно считаю, что точка невозврата пройдена. И как только уровень достаточной компетентности в общественном сознании упадет ниже красной линии, то начнется эффект домино. Что не отменяет того, что все равно надо продолжать усиливать давление на власть через протестные действия, участвовать в выборах и т.д.....


persona_grata
Jan. 2nd, 2017 07:25 am (UTC)
=Что не отменяет того, что все равно надо продолжать усиливать давление на власть через протестные действия, участвовать в выборах и т.д...=
Какие протестные действия?.. Их цена теперь слишком высока. Он знал, что вертится Земля, но у него была семья.
Какие выборы?.. На них рисуется ровно то, что нужно... И это уже другой вопрос, какая будет за это цена для самой грёбаной власти.
Чуть подробнее Катя об этом говорит в эфире Говмо 29 дек в программе Пиджаки.
enter_pretty
Jan. 2nd, 2017 07:35 am (UTC)
Ну, например, если произойдет нечто, на что надо будет откликнуться выходом, то я пойду. Если надо будет деятельно помогать штабу Навального еа выборах, я буду. Финансово я и так участвую. Если надо пойти наблюдателем или что-то подобное, то я готова. Ровно так же, как участвовала в 2011-м и позже.

В общем, как в том хокку, который Акунин в преддверии Года Петуха вешал:

Тьма над Фудзисан.
Бог знает, рассветет ли?
Но петух поет.
persona_grata
Jan. 2nd, 2017 07:42 am (UTC)
Участие Навального плюс только для его личной политической карьеры. Для общества же это минус; будет нарисован нужный результат, при этом участие Навального его легитимизирует.
Минусом для системы стал бы бойкот выборов со стороны опп кандидатов.
Тогда по кр мере стала бы очевидной ее нелегитимность и прозвучал бы протест, который не могут больше позволить себе обычные граждане.
enter_pretty
Jan. 2nd, 2017 07:44 am (UTC)
Тогда по кр мере стала бы очевидной ее нелегитимность
И каким же местом он бы прозвучал? Кто бы его заметил, м?
persona_grata
Jan. 2nd, 2017 07:51 am (UTC)
Re: Тогда по кр мере стала бы очевидной ее нелегитимност
Я считаю, что это невозможно было бы не заметить.
enter_pretty
Jan. 2nd, 2017 08:03 am (UTC)
Re: Тогда по кр мере стала бы очевидной ее нелегитимност
Да отлично это можно не заметить. Смысл был бы, если бы был нижний порог явки. А так - перешагнут и забудут.
Вот если, например, Навального не зарегистрирует, а должны, то это будет резонанс. А если зарегистрируют, то уже у оппозиции будет возможность быть услышанной, хотя бы во время кампании. А если он таки будет участвовать в выборах, это будет еще раз повод для оппозиционного высказывания по результатам выборов. И наверняка масса нарушений вскроется, и опять люди пойдут в наблюдатели. Возможно для тебя это прошло не таким замеченным, но я помню, какая была движуха в предыдущие выборы, особенно в мэрские, поскольку сама участвовала и была наблюдателем. Теперь, думаю, будет еще шире, потому что тогда Навальный был скорее виртуальным персонажем, теперь власть постаралась сделать его реальный политиком, устраивая все эти разоблачения, суды и т.д. Так что уровень awareness в обществе будет расти.
( 18 comments — Leave a comment )
Free counters!










Profile

persona_grata
ПерсонаГрата

Latest Month

January 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com